ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ
3 июня 2019

Расследование бизнес-империи мэра Ташкента: последствия возвращения украденных активов в Узбекистан

Недавнее расследование деловых интересов мэра города Ташкент Джахонгира Артыходжаева проведенное «Инициативой по борьбе с коррупцией и правам человека» (CHRI) свидетельствует о серьезных недостатках в процессе управления в Узбекистане.

Расследование тщательно изучило насколько Узбекистан на практике привержен реформированию административной системы и борьбе с коррупцией. В отчете поднимаются критические вопросы о том, действительно ли Узбекистан решил покончить с вредными привычками прошлого, а именно с грандиозной коррупцией; или если то, что мы наблюдаем, является переформатированием прежнего каримовского режима.

Исследователи CHRI изучили структуры управления и честности ведения бизнеса в Узбекистане в контексте роли Артыходжаева как мэра Ташкента и его процветающей бизнес-империи. В отчете отмечается определенный прогресс в плане попыток диалога государственных чиновников Узбекистана с общественностью. В то же время высказаны серьезные опасения по поводу все еще сохраняющихся высоких политических рисков злоупотребления власти, связанных с отсутствием прозрачности и четких, доступных критериев при отборе компаний, которые получают доступ к государственным контрактам и выгодным сделкам, предоставляемым государством.

Особую озабоченность вызывают отсутствие информации о бенефициарных собственниках, финансовом положении компаний, получающих такие контракты, и преференциальные режимы для ведения бизнеса в Узбекистане, отсутствие положения и процедур по урегулированию конфликтов интересов. В совокупности это означает, что пока отсутствует возможность общественного контроля над процессом получения финансируемых или выделяемых государством контрактов, а также способность общества оценивать конфликты интересов при принятии такого рода решений.

Выводы отчета следует рассматривать в более широком контексте недавно опубликованного плана по борьбе с коррупцией в Узбекистане (2019–2020 годы). Эта программа по своему содержанию и перечню мер во многом совпадает с той программой реформ, которая была предложена убекскими активистами в августе 2018 года. Среди прочего, Узбекистан планирует внедрить систему декларирования доходов государственных служащих, повысить подотчетность и прозрачность в деятельности государственных органов и организаций, обеспечить защиту осведомителей о коррупционных процессах, а также обеспечить свободу деятельности институтов гражданского общества и средств массовой информации. Правительство также взяло на себя обязательство разработать «дорожную карту», ​​нацеленную на разработку показателей мониторинга антикоррупционных реформ.

Хотя наблюдатели поддержали эту программу — заметное событие само по себе — было бы слишком преждевременным делать какие-либо выводы на этом предварительном этапе, особенно на фоне вышеназванных политических рисков, а также с учетом тенденции узбекского правительства принимать прогрессивные законы, но потом не исполнять их.

Итоги данного журналистского расследования следует также рассматривать в контексте предстоящего возвращения в страну активов Гульнары Каримовой, замороженных в ряде стран Европы. Исходя из результатов этого расследования, существует значительная вероятность того, что если возвращать указанные активы сейчас, то высока вероятность их использования не по назначению или присвоения лицами в правительстве или близкими к ним.

Учитывая это, мы рекомендуем дождаться ощутимых результатов осуществления программы антикоррупционных реформ Узбекистана, прежде чем возвращать активы Каримовой обратно в Узбекистан. Страны, где заморожены эти активы, должны подождать, по крайней мере, до конца 2020 года (даты окончания плана реформ), чтобы оценить первые результаты программы. Под ощутимыми результатами мы имеем в виду не только принятие новых законов, но и их неукоснительное выполнение и изменение ситуации на практике.

Кроме того, в свете обязательств Узбекистана по реформированию системы, рекомендуется, чтобы сам процесс возврата активов осуществлялся прозрачным образом, а организации по техническому содействию в этом процессе отбирались на основе открытых тендеров.

Такой подход даст возможность достоверно проверить приверженность Узбекистана курсу реформ, а также внесет вклад в глобальную практику возвращения украденных активов.

Фатима Канджи является руководителем по исследованиям и политике в Международной Инициативе против Государственной Преступности

Читайте также
31 мая 2019
Кристиан Ласслетт В то время как известное своей коррумпированностью узбекское государство пытается реформировать себя, новое исследование показывает, как государство ...
2 ноября 2015
Акмал Набиев Eltuz.com «Братишка, в своей жизни я многое повидал, наверное ты помнишь войну в Таджикистане. Тогда я был ...
15 января 2019
14 января 2019 года крупнейшая немецкая газета «Süddeutsche Zeitung» опубликовала статью из которой следует, что немецкие компании, участвовавшие в ...
3 сентября 2016
Пока хоронят Ислама Каримова, правившего страной 27 лет вопреки конституционным ограничениям, многочисленные аналитики гадают, кто теперь займет место ушедшего ...