ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ
31 мая 2019

Вращающиеся двери, невидимые руки: как государство и частный сектор объединяются в новом Узбекистане

Кристиан Ласслетт

В то время как известное своей коррумпированностью узбекское государство пытается реформировать себя, новое исследование показывает, как государство и частный сектор объединяются в инициативах по приватизации, что вызывает серьезные опасения по поводу конфликта интересов тех, кто находится наверху.

«Конфликты интересов и прозрачность в мирзиёевском Узбекистане» | Power Briefs

После смерти президента Ислама Каримова в 2016 году и приходом на его место Шавката Мирзиёева новое правительство Узбекистана приняло курс на проведение экономических и политических реформ, который получил широкую общественную огласку. По сути, это является попыткой ограничить безудержную коррупцию в государстве, возникшую в результате жестокого 27-летнего правления Каримова.

В Узбекистане компании традиционно пользуются привилегиями или относительной свободой от вымогательства на основе политического влияния их владельцев. В то время как все предприятия якобы равны перед рынком, невидимая (или непрозрачная) рука узбекского государства гарантирует, что некоторые из них более равны, чем другие.

Такая традиционно сложившаяся практика может иметь нехорошие последствия, поскольку президент Шавкат Мирзиёев, преемник Каримова, задает новый предпринимательский тон в жизни этого центрально-азиатского государства.

Правительство Мирзиёева в настоящее время инициирует быструю программу приватизации и ослабления регулирования, куда вкачиваются инвестиции международных финансовых институтов.

С помощью целого ряда официальных указов, основные сектора узбекской экономики приватизируются, а предприятиям предоставляются налоговые каникулы, таможенные льготы, продажа государственных активов с нулевой стоимостью, субсидированные кредиты и определенные монопольные права. При этом критерии, обсуждения или процессы, используемые для предоставления этих существенных привилегий, отличаются низкой прозрачностью.

Ситуация осложняется тем, что компании с ограниченной ответственностью в Узбекистане работают с минимальными требованиями относительно публичной отчетности и незначительным нормативным контролем, используя оффшорные юрисдикции как дополнительную меру для того, чтобы отгородиться.

Ташкент, столица страны, был выбран в качестве основного места для эксперимента режима Мирзиёева, где  его проводит мэр города Джахонгир Артыкходжаев.

Артыкходжаев и созданная им бизнес-империя являются воплощением видения Мирзиёевым Узбекистана — открытого для бизнеса, предприимчивого и ориентированного на международный уровень.

Вот почему редакторы Power Briefs | Центральная Азия, новой серии репортажей, основанных на науке о данных и методах расследования с использованием данных из открытых источников, решили в своем первом выпуске сосредоточиться на Артыкходжаеве. Данная статья основана исключительно на этом исследовании.

Начнем с начала

Джахонгир Артыкходжаев, человек, стоящий за обширной бизнес-империей, действующей через группы «Акфа» и «Артель», получил стремительное политическое превосходство при Мирзиёеве. В тандеме с политическим влиянием Артыкходжаева группа «Акфа-Артель» стала набирать силу при заметной поддержке со стороны узбекского государственного аппарата.

За этой бизнес-империей стоит огромная транснациональная правовая структура, состоящая из компаний с ограниченной ответственностью, товариществ с ограниченной ответственностью и шотландских товариществ с ограниченной ответственностью. Эта сеть крайне непрозрачна, что делает невозможным выявление её бенефициарного правообладателя либо определение её потенциального политического влияния.

Во время проведения расследования репортёрами Power Briefs в феврале-марте 2019 года, информацию, добытую из широкого спектра открытых данных и бизнес-порталов, сопоставили и свели в таблицу. Эти данные позволили провести судебную экспертизу структур и законов, которые служат обоснованием ряда недавних успехов группы «Акфа-Артель». Это выявило множество проблемных ситуаций, лежащих в основе сложной задачи, стоящей перед правительством Мирзиёева, если оно хочет оправдать щедрую похвалу, которую оно получило.

Эти проблемы связаны с серьезными конфликтами интересов и значительным отсутствием прозрачности, которые, по мнению OECD (Организации Экономического Сотрудничества и Развития), постоянно являются пробелом в антикоррупционных реформах Узбекистана.

Во многих случаях было обнаружено, что мэр Артыкходжаев располагал полномочиями по отношению к государственно-частным инициативам, в которых он, его жена или партнеры по бизнесу имели личный интерес. Эти проекты получали значительную поддержку государства. Очевидно, что в данных случаях, конфликт интересов не был заявлен.

Эти государственно-частные сделки заключались вне открытого, конкурентного тендерного процесса. Было трудно получить даже общую информацию, несмотря на замечательные законы о свободе информации в Узбекистане.

Но не все новости являются плохими. Существуют долгожданные примеры того, как государственные органы и субъекты частного сектора решали сложные вопросы в духе взаимодействия, когда в апреле 2019 года переписку отправили ​​всем ключевым заинтересованным сторонам, указанным в результатах расследования.

В основе этого процесса взаимодействия лежит растущая готовность узбекского государства инвестировать в ресурсы для открытого (гласного) государства, что способствует созданию более надежной доказательной базы, на основе которой могут происходить сложные разговоры.

Это важные достижения, и их следует поддерживать, не ослабляя решительной борьбы в решении сложных вопросов.

Основное внимание здесь сосредоточено на конкретных проблемных ситуациях, возникающих в результате строительного бума в Ташкенте, и на мерах, которые предпринимает правительство по приватизации системы здравоохранения, где в обоих случаях «Акфа-Артель» имеет значительную долю.

Конфликт, который стоит в основе строительного бума в Ташкенте

За последние два года гигантская перестройка центра Ташкента вызвала серьезную обеспокоенность у жителей, ученых и гражданского общества. Один объект особенно выделяется благодаря своим размерам и возникшему конфликту – Ташкент Сити.

Проект «Ташкент-Сити» с предполагаемой ценой в 1,3 млрд. долл. США, вероятно, является крупнейшим строительством элитной недвижимости в истории Узбекистана, спонсируемым государством. Расположенный на площади более 80 гектаров в центре Ташкента, этот проект активно поддерживается президентом Мирзиёевым и его правительством через специальное общественное управление. Данное управление отвечало за привлечение инвесторов и управление проектом строительства до его завершения.

Концепция лота №1 Ташкент-Сити

Гражданское общество, в том числе ряд расследований openDemocracy, обнаружило доказательства о сомнительных иностранных инвесторах, отсутствия общественной прозрачности и серьезных нарушениях прав жителей, выселенных в результате реализации проекта, что в целом отрицательно сказалось на репутации реформ, проводимых правительством Мирзиёева.

Джахонгир Артыкходжаев, в частности, играл центральную роль в реализации проекта «Ташкент-Сити» и последующего конфликта. В 2017 году Артыкходжаев был назначен главой общественного управления, ответственного за проект, а затем в 2018 году он был назначен мэром Ташкента.

В предыдущей статье для openDemocracy я поднял серьезные вопросы относительно общественной роли мэра и его личных интересов, проявленных в государственно-частной инициативе «Ташкент-Сити» через компании и частных лиц, связанных с группами «Акфа-Артель».

После использования новых методов сбора и анализа данных, эти сомнения только усилились.

Например, существует восемь предложенных лотов, из которых состоит строительство «Ташкент-Сити». Согласно информации, опубликованной на веб-сайте проекта в 2018 году, некоторая часть из которой впоследствии была удалена, генеральные контракты, заключенные для управления строительством лотов 1, 5, 7 и 8, были заключены с компанией ООО «Discover Invest».

Согласно данным государственного реестра предприятий, изученным в марте 2019 года, 86,18% акций ООО «Discover Invest» на законных основаниях принадлежат Аброру Ганиеву.

В том же месяце Аброр Ганиев был назначен председателем группы «Акфа».

Корпоративные данные, хранящиеся в официальном реестре предприятий Узбекистана, также показали, что Аброр Ганиев владеет четырьмя компаниями совместно с Джахонгиром Артыкходжаевым. Кроме того, согласно реестру, Ганиев предположительно является совладельцем как минимум трех компаний в группе «Акфа-Артель».

Юридический адрес «Discover Invest» совпадает с адресом компании «J-United Group», которая на 100% принадлежит мэру Ташкента. «J-United» — это ключевой инструмент, используемый Артыкходжаевым для его деловых интересов в Узбекистане.

Корпоративная сеть Аброра Ганиева | Power Briefs

В качестве другого примера: инвестором в лоте 1 Ташкент-Сити, представленным Управлением в качестве иностранного инвестора, является ООО «High Land City».

Согласно бизнес-реестру Узбекистана, крупнейшим акционером этой компании является Исмаил Исраилов, которому принадлежит 81,24% акций компании.

Исраилов указан в бизнес-реестре в качестве менеджера компании «Akfa Engineering and Management», которая на 100% принадлежит Артыкходжаеву по результатам расследований, проведенных в марте 2019 года.

Эти расследования также показали, что Исраилов является совладельцем как минимум четырех компаний с Джахонгиром Артыкходжаевым. Он также является единственным акционером в шести компаниях, связанных с группой «Акфа-Артель», и владеет по крайней мере четырьмя компаниями с Аброром Ганиевым.

Данные бизнес-реестра Узбекистана указывают на то, что иностранные инвесторы владеют лишь незначительной долей в ООО «High Land City». К «иностранным» миноритарным акционерам относятся «Techno Continental» (8,19%) и «Next Generation Product» (8,17%), собственничество обеих компаний оформлено через неизвестного оффшорного посредника.

Например, «Techno Continental» на 100% принадлежит ТОО «Wynex Innovation», английскому товариществу с ограниченной ответственностью, которое, как сообщалось в 2015 году, является совместным предприятиемс «Infinity Electronics» стоимостью 2 млн долларов США, производящим потребительскую электронику под брендом Artel.

Акции другого миноритарного акционера «High Land», «Next Generation Product», принадлежат оффшорным посредникам из Великобритании и  Сингапура. Зарегистрированный адрес электронной почты «Next Generation Product»: @artelgroup.org.

Ни одна из трех оффшорных компаний не обязана объявлять бенефициарных владельцев. Поэтому невозможно определить, кому принадлежат эти компании.

У Исраилова есть и другие корпоративные интересы в Ташкенте. Цементный концерн ТОО «Durable Beton», гордится тем, что, хотя он работает менее года, он поставлял бетон для многочисленных спонсируемых государством строительных проектов. Ташкент-сити занимает видное место в рекламных материалах компании.

Когда документы ТОО «Durable Beton» были проверены в бизнес-реестре в марте 2019 года, 100% акций компании принадлежали Исмаилу Исраилову.

Корпоративная сеть Исмаила Исраилова | Power Briefs

Если мы обратимся к лоту 5 Ташкент-Сити, мы увидим более прямую связь с группой «Акфа-Артель». Акционером этого лота в Ташкенте, в который входит роскошный отель под брендом Hilton, является «Akfa Dream World».

К сожалению, для доступа к профилю бизнес-реестра компании требуется идентификационный номер налогоплательщика. Это накладывает существенные ограничения на способность общественности обращаться к реестру за основными сведениями о компаниях, действующих в Узбекистане. В некоторых случаях можно получить налоговый идентификационный номер из реестров с открытым исходным кодом. В этом случае это невозможно. На запрос номера, отправленного в группу «Акфа», ответа не последовало.

Тем не менее, опубликованные корпоративные документы одной акционерной компании указывают на то, что «Perfect Plast Profil» владеет 20,4% акций «Akfa Dream World». «Perfect Plast Profil» имеет тот же зарегистрированный адрес, что и «Techno Profil», компания, на 100% принадлежащая Джахонгиру Артыкходжаеву.

Однако акции «Perfect Plast Profil» принадлежат «Esperansa Group LP», шотландскому товариществу с ограниченной ответственностью, зарегистрированному 13 апреля 2016 года.

В соответствии с недавними реформами нацеленными на повышение прозрачности, шотландские товарищества с ограниченной ответственностью должны заявить о лицах либо организациях, обладающих значительным контролем (PSC) (PSC означает наличие 25% или более акций или право голоса в организации). «Esperansa Group LP» объявила об одном PSC, «Esperansa Incorporated LP», английском товариществе с ограниченной ответственностью, зарегистрированном 6 октября 2017 года.

Товарищества с ограниченной ответственностью в Англии не должны объявлять PSC. В рамках реформ прозрачности объявлять непрозрачные формы такие как товарищества в качестве PSC является незаконным.

Наконец, есть пример ООО «Premium Village», который был выбран в качестве инвестора для Лота 7. ООО «Premium Village» имеет тот же зарегистрированный адрес что и ООО «Artel Engineering and Management», контрольный пакет которого в марте 2019 года принадлежал Джахонгиру Артыкходжаеву (80,88 %).

Акционерами «Premium Village» являются Исмаил Исраилов (23,28%), а также компании «Quality Electronics» (37,20%), «Asia Electron» (28,51%) и «Factory of Technologies» (9,30%). Зарегистрированный электронный адрес «Factory of Technologies» и «Quality Electronics»: @artelgroup.org, а учетная запись «Asia Electron» является той же самой, что использует компания «Dream Production», владельцем которой является мэр Джахонгир Артыкходжаев.

«Quality Electronics», «Asia Electron» и «Factory of Technologies» на 50% принадлежат «MacMerry Management LP», остальные 50% компаний «Quality Electronics» и «Asia Electron» принадлежат сингапурской фирме «Commerce Standard Pte Ltd». Остальные 50% акций «Factory of Technologies» принадлежат «Singapore Syndicate Group International Pte Ltd».

«MacMerry Management LP» и «Singapore Syndicate Group» также были частью структуры собственности ТОО «High Land City», инвестора для лота 1.

«Macmerry Management LP», «Singapore Syndicate Group» и «Commerce Standard» являются частью структуры оффшорной собственности группы «Акфа-Артель».

Поскольку в Великобритании или Сингапуре нет всеобъемлющего публичного реестра бенефициарных владельцев, невозможно определить бенефициаров, стоящих за этими оффшорными организациями.

Таким образом, у нас есть три ключевых инвестора в Ташкент-Сити, безнадёжно непрозрачных инвестора. А в случае «High Land City» и «Premium Village» мы также обнаружили, что  основным акционером является деловой партнер мэра и менеджер в одной из его компаний.

Ташкент-Сити: инвесторы и подрядные организации

Мэрия Ташкента подтвердила, что инвесторов выбирает специальный Административный совет. Когда мы попытались получить доступ к документам, которые позволили бы понять критерии и применяемый процесс отбора, нам отказали.

Городское Управление Ташкента утверждает, что генеральные подрядчики и поставщики выбираются инвесторами. Никакой дополнительной информации получить не удалось.

Из-за закрытости процедуры отбора и закупок невозможно определить, были ли эти процессы подвержены неправомерному влиянию.

От национального парка к дельфинарию

Прелюдией к строительству Ташкент-Сити является реконструкция Национального парка Навои, огромной зеленой зоны в столице Узбекистана, которое проходило под руководством государственного аппарата.

Названный в честь узбекского поэта и мыслителя Алишера Навои, этот парк является одной из самых знаменитых открытых (незастроенных) площадок Ташкента. В 2015 году офис ООН в Узбекистане объявил его первым эко-парком в Центральной Азии.

Тем не менее, ведутся работы по превращению части Национального парка Навои в высококлассный центр отдыха, который будет включать амфитеатр, торгово-развлекательный центр, парк развлечений и дельфинарий.

Ориентировочная стоимость реконструкции составляет 60 миллионов долларов США, которая рассчитана на три года, до 2020 года. Это финансируемый государством проект, реализован в соответствии с постановлением Кабинета министров, принятым 4 сентября 2017 года.

Мэр Ташкента вновь указан ответственнымза реализацию проекта.

Национальный парк Алишера Навои

Но изучение бизнес-реестра показывает, что компания, которая производит данную реконструкцию, ТОО «Stargate Systems», была зарегистрирована 7 августа 2017 года, примерно за месяц до принятия постановления Кабинета министров.

Акции «Stargate Systems» принадлежат Джахонгиру Артыкходжаеву (49,38%), Аброру Ганиеву (14,94%) и «Preston Impex LP» (35,68%). «Preston Impex LP» — это шотландское товарищество с ограниченной ответственностью, зарегистрированное 25 января 2017 года. Об этом товариществе мало что известно, за исключением того, что начальный капитал товарищества равнялся 100 фунтам стерлингов.

Компания «Stargate Systems LLC» получила 49-летнюю аренду национального парка площадью 20,79 га в обмен на предложенные инвестиции в размере 60 миллионов долларов США. Согласно постановлению правительства, компания также получила таможенные льготы и, эксклюзивное разрешение на строительство проекта до подачи необходимой проектной документации. Участок, а также здания и оборудование будут возвращены государству в конце срока аренды.

Открытого тендера по этому проекту не было.

Камола Мирзалиева, финансовый директор «Akfa group», которая отвечает за управление проектом парка Навои, заявилав 2017 году: «Мы представили нашу концепцию городской администрации и отделу культуры, указав объем инвестиций, все этапы. Проект был изучен и одобрен».

Общественное беспокойство было вызвано потенциальным воздействием проекта на окружающую среду в Экопарке, которое «Акфа» отвергает.

Это также проект, о котором Джахонгир Артыкходжаев должен отчитаться перед своим руководством, вступая в должность мэра Ташкента, в соответствии с законодательством страны о конфликте интересов.

В мэрии утверждают, что Артыкходжаев не имеет личной заинтересованности, что противоречит записям, представленным в официальном бизнес-реестре Узбекистана.

Эта спорная связь между государственными и частными интересами, заключенными в результате непрозрачных административных процессов, находит свое отражение в других проектах группы «Акфа-Артель», особенно учитывая ее растущую долю в предоставлении частного медицинского обслуживания.

Приватизация здравоохранения в Узбекистане

Частному сектору здравоохранения в Узбекистане есть чему радоваться.

После прихода к власти в 2016 году, правительство Мирзиёева выступило за быструю приватизацию системы здравоохранения, которая лежит в основе национальной стратегии здравоохранения.

Ответственной за эту приватизацию была назначена Специальная государственная комиссия.

Налоговые льготы, таможенные льготы, нулевая плата за инфраструктуру и землю, субсидированные займы и быстрый рост спроса благодаря схеме обязательного частного страхования — это лишь некоторые из инструментов, используемых для стимулирования развития сектора.

Эта политика, по сути, вынудит общественность стать потребителями частных медицинских услуг, которые субсидируются государством, поскольку правительство Мирзиёева пытается перевести здравоохранение на более частную основу.

Одна компания находится в лучшем положении, чтобы воспользоваться преимуществами этого потрясения в секторе, вызванного государством: «Акфа Медлайн».

«Акфа Медлайн» — единственная частная компания, выбранная для участия в работе комиссии, созданного в декабре 2018 года, который в основном состоит из министров правительства и высокопоставленных государственных служащих. Этой комиссии поручено разработать меры, которые обеспечат быстрое ускорение развития отрасли здравоохранения в Узбекистане. Это дает «Акфе» непревзойденную возможность помочь разработать правила игры для своей отрасли.

Представителем «Акфа Медлайн» в Комиссии является Камолат Мирзалиева. Она указана как акционер (38,36%) и менеджер в «Акфа Медлайн». Мирзалиева также упоминалась выше в качестве представителя «Акфы», курирующего реконструкцию национального парка Навои.

Неясно почему в сфере здравоохранения правительство выделило «Акфу» для предоставления льготных условий. Министерство здравоохранения Узбекистана не ответило на наши вопросы.

И это не единственный пример того, как «Акфа Медлайн» получает преимущество, попадая в правительственную программу.

В соответствии с недавним постановлением Кабинета Министров от 15 февраля 2019 года, «Акфа Медлайн» получила в пользование Шайхантахурский медицинский колледж в Ташкенте бесплатно. Компания превратит объект в новый частный университет, специализирующийся на медицине. В дополнение к бесплатному кампусу для её университета, компании «Акфа Медлайн» предоставили налоговые каникулы и таможенные льготы.

Открытого тендера по этому проекту не было. Как и в случае реконструкции Национального парка Навои, он был ограничен по инициативе группы «Акфа» и переговоры проходили в частном порядке с правительством.

«Акфа Медлайн» подтвердила по электронной почте: «На основании результатов исследования потребительского спроса и высокого спроса на высококвалифицированный медицинский персонал, «Акфа Медлайн» выступила с инициативой создания современного университета. Министерство здравоохранения поддержало эту инициативу».

Администрация мэра Ташкента, возглавляемая Джахонгиром Артыкходжаевым, была ответственна за помощь в надзоре за перепланировкой медицинского колледжа для «Akfa University».

Из выписок компании видно, что мажоритарным акционером «Акфа Медлайн» является “Артыкходжаева Нигорахон Бахромхужа» (61,64%).

Нигорахон Бахромхужа Артыкходжаева — жена мэра Ташкента.

Мэрия подтвердила этот факт и заявила, что это не является конфликтом интересов, утверждая, что в соответствии с постановлением Кабинета министров об учреждении «Akfa University», ответственность за этот проект несут заместитель премьер-министра и министр здравоохранения Узбекистана.

Однако, в нормативных актах, администрация города Ташкента несет определенную ответственность за проект. В статье 10 говорится, что администрация города отвечает за оказание помощи «Akfa University» в подготовке проектной документации для реконструкции зданий и общежитий университета, а также в оснащении его учебным и лабораторным оборудованием до начала 2019-2020 учебного года.

Действие антикоррупционного закона Узбекистана

Это расследование выявило несколько замечательных примеров открытого правительства и готовности некоторых должностных лиц и компаний решать сложные вопросы. К сожалению, это не касается канцелярии президента или министерства здравоохранения.

В Узбекистане также растет число законов, постановлений и указов, которые, теоретически, обязывают проводить строгие антикоррупционные реформы.

Правила этического поведения работников органов государственного управления Узбекистана, принятые в 2016 году, отражающие положения Закона о борьбе с коррупцией от 2017 года, гласят, что конфликт интересов возникает «в ситуации, когда у государственных служащих есть личный интерес, который влияет или может повлиять на объективную и беспристрастную работу, входящую в их обязанности». Это включает «получение какой-либо выгоды для них лично или для их близких родственников, а также других лиц, с которыми они имеют близкие или деловые отношения».

Там, где такие конфликты существуют, они должны быть доведены до сведения государственного должностного лица для принятия соответствующих мер для урегулирования конфликта. К сожалению, законы Узбекистана расплывчаты относительно последствий для нарушителей этих требований.

После того, как мы провели это расследование, в апреле 2019 года мы написали об этих опасениях мэру, его офису и группе «Акфа-Артель». В мэрии, в подробном ответе на это расследование, утверждается, что конфликта интересов нет. Но в последующие недели, пакеты акций мэра в группе «Акфа-Артель» теперь передаются его жене, менеджерам группы и другим существующим акционерам.

В большинстве случаев, передача акций не помешает вступлению в силу норм в отношении конфликта интересов, закон распространяется на членов семьи и деловых партнеров. Очевидно, что это также не имело бы ретроспективного эффекта: многие из этих государственно-частных инициатив были предприняты в 2017 и 2018 годах, когда Джахонгир Артыкходжаев был главой проекта Ташкент-Сити, а затем мэром Ташкента.

Это расследование свидетельствует о том, что значительная государственная поддержка продолжает оказываться на основе непрозрачных решений в среде рынка, где отсутствие существенного раскрытия корпоративной информации означает, что структуры собственности скрыты в тайне.

Законы о свободе информации на практике не соблюдаются. Трудно получить даже общую информацию о критериях и процедурах, связанных с важными экономическими решениями.

Это очень проблематично, когда дорогостоящие проекты обходятся без открытых и конкурентных тендеров.

И кажется, что даже более прогрессивные аспекты в правительстве Мирзиёева имеют ограниченную интерпретацию антикоррупционных требований в ключевых областях, таких как конфликт интересов — с незначительными правовыми последствиями для нарушителей закона.

По мере того, как в стране происходит все более быстрый процесс приватизации и рыночных реформ, отсутствие надзора усиливает риск того, что теневые сделки будут и впредь определять, кто победит, а кто проиграет в новом Узбекистане.

Читайте также
23 декабря 2017
Проживающий в Канаде узбекский журналист Улугбек Ашур снял 40-минутный документальный фильм о Джамшид Каримове — племяннике первого президента Узбекистана. ...
4 декабря 2015
Как сообщает турецкое агентство Анадули, 2 декабря двое подозрительных лиц задержаны, когда они прибыли в виллу в целях покушения ...
3 июня 2016
Певица и звезда российского телевизионного шоу «Голос» Наргиз Закирова (44) 2 июня объявила о расторжении брака со своим мужем ...
10 января 2018
После того как крупнейший оптовый рынок Узбекистана «Абу Сахий» поменял своего владельца, поступления в бюджет страны существенно увеличились, сообщила ...