Документ
8 января 2016

Банк, который закрыли

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги бывшего банкира, успешного бизнесмена, а ныне политического заключенного Рустам Усманова. В 1998 году, в канун пятидесятилетия, миллионера Рустам Усманова арестовали и приговорили к 14 годам заключения за экономические преступления. В 2012 году его срок был произвольно продлен еще на пять лет лишения свободы за надуманные нарушения тюремных правил. Почему власть не желает выпускать бизнесмена Рустам Усманова нам не известно. Мы хотим напомнить о горькой судьбе этого человека, находящегося в заключении вот уже 17 лет.

Банк, который закрыли

Своей работой я хотел доказать чиновникам, простым людям и самому себе очевидную истину. Можно жить честно, честно зарабатывать, притом не просто на жизнь, а и стать миллионером. Я достиг этой цели. Но это было очень и очень трудно.

Я понял, что в наше время мало уметь работать и зарабатывать. Надо еще научиться делить заработанное с чиновниками. Но я не умел и не хотел этого делать. Я наивно полагал, что раз львиную долю заработанного я отдаю государству в виде налогов, значит государство обязано защитить меня от всех остальных поборов.

Бывали случаи, когда 200 рублей взятки решали вопрос. Нет, я упорно доказывал, что взятки разлагают общество, это грех, это преступление, этого нельзя делать. Меня особенно бесило, когда взятку требовали люди, по долгу службы получающие зарплату именно за борьбу со взятками.

Мы работали, 90 процентов заработанного честно отдавали государству в виде налогов и платежей. Оставшихся 10 процентов хватало на покупку квартир и машин для сотрудников, на их более-менее сносную жизнь в условиях перехода к капитализму.

У меня было много врагов, но и друзей было достаточно. Благодаря им, я сумел зарегистрировать и открыть банк, который назвал своим именем «Рустамбанк». Мне удалось это сделать через год после описываемых в предыдущей главе событий. Это время прошло в упорной, но почти безрезультатной работе. Однако, удача в конце концов улыбнулась нам, мне…

Оплаченный уставной капитал банка был солидный, 150 млн. рублей (1.2 млн.долларов). Учредителями, кроме меня, были супруга и старший сын.

За два года работы успели сделать, очень много. Уставной капитал увеличился в сто раз. О нас узнали не только в Узбекистане, но и за его пределами. Всем было интересно, как работает частный банк, где практически без изменения сохранилась тоталитарная система бывшего СССР.

В общем до поры до времени работали нормально. Благодаря моему «скандальному» характеру, никто нам не мешал, никто не требовал дань в крупных размерах.

Кроме того, нас поддерживал сам президент Ислам Каримов.

В октябрьские дни 1994 года, меня вызвал госсекретарь аппарата президента Т.А.Ахмедов. Я позвонил в Ташкент, и попросил отложить встречу на утро следующего дня, так как близкий друг в Ханабаде справлял свадьбу. Однако, отсрочкой встречи «шестерки» Ахмедова не согласились, мне было предписано не позднее 17.00, быть в Ташкенте.

Рандеву состоялась в тот же день. Ахмедов очень тепло меня встретил. Интересовался моими делами, конфликтом с главой администрации Андижанской области. Порекомендовал баллотироваться в народные депутаты. Я отказался, под предлогом того, что я бизнесмен, а не политик.

В конце разговора, он попросил помочь ему достать 100 тысяч долларов наличными.

За сто тысяч долларов заиметь такую «крышу» как Ахмедов- несбыточная мечта любого бизнесмена, либо высокопоставленного чиновника.

Наконец-то я понял действительные причины спокойной и успешной работы «Рустамбанка» и «пообещал» достать деньги до 15 ноября. Мне попросту предлагалась дать взятку.

Но я никогда не давал и червонца «гаишникам». С чего бы мне давать сто тысяч долларов- даже госсекретарю?

Между тем, рассудив, что сделка принципиально состоялась, Ахмедов зарегистрировал меня кандидатом в депутаты Верховного Совета республики.

Так случилось, что с началом предвыборной кампании, после первой встречи с избирателями

у меня произошло обострение язвы желудка. Открылось кровотечение. Постельный режим пришелся как нельзя более, кстати для оправдания моего будущего поражения на выборах. 15 декабря 1994 года по узбекскому телевидению было объявлено об отзыве мой кандидатуры в депутаты. Прошел ровно месяц с того дня, когда я должен был принести деньги Ахмедову. Что же все закономерно, чудес на свете не бывает. Следует ожидать большего.

Для избирателей, не привыкших к подробным поворотам в ходе выборов, это было гром среди ясного неба. Одна российская газета писала, что отзыв Усманова абсолютно незаконен, и Усманов обратившись в общественные организации, вполне мог отменить решение Центризбиркома.
Однако, он этого не сделал. «Почему?»- задавала газета вопрос.

Конечно газета была права. Однако, я не мог назвать тогда истинную причину отзыва моей кандидатуры. Я ждал следующего удара. По неписанным законам, меня теперь должны были просто-напросто «убрать».

И за сутки до выборов в моем офисе был убит сторож. Грабители забрали только сейф. Причем непосредственно перед нападением сторож успел позвонить «02». Наряд милиции, покрутившись на машине возле офиса, убрался восвояси.

По обстоятельствам возбужденного по факту убийства уголовного дело было ясно, что убийство было организовано моими противниками. В газетах республики была опубликована информация, поступившая по официальным каналам, в которой основным виновником трагедии был назван…я.

Я пытался встретиться с Ахмедовым. Однако, не только он, никто даже из мелких чиновников не хотел со мной разговаривать. Писал письма на имя президента. Ответа на них не было. Я понимал, что дни мои сочтены, надо уходить. Но куда? Банк- не фирма, закрыть его не легко- все равно что остановить поезд на полном ходу…

Мой дед после революции отдал все свое богатство большевикам. За это его оставили в живых. И я решил сделать то же самое, тем более другого выхода просто не было.

Написал еще одно письмо на имя президента. Нет ответа. В феврале 1995 года — опят это же письмо под грифом «повторно», переданное, через приемную президента. Опять молчание. К этому времени угрозы по телефону участились. Не было дня, чтобы в банк не приезжали проверяющие.

От одного из организаторов таких ревизий поступило предложение. Если я заплачу 10 000 долларов, он отзывает ревизоров. Я для виду согласился на 5000. Не сошлись по цене. Ревизоры продолжали свою работу. Абсолютно ничего не нашли. Приезжает новый состав ревизоров из семи человек. Все это, вопреки указу президента «О защите частной собственности», другим законодательным актам.

Уже не было сил сопротивляться! Моим противникам ничего не нужно было. Их интересовал только я. Во что бы то, не стало, они должны были меня уничтожить.

Я решил объявить голодовку. Направил сообщение об этом в газеты, правительственные органы, аппарат президента. Даже в советском Узбекистане такие заявление служили не только основанием для создания комиссии, но и являлось основой для возбуждения уголовного дела. К сожалению, в независимом Узбекистане уже были другие времена. Мое заявление о голодовке, отправленное в адрес президента страны, 1-й сессии Верховного Совета, в средства массовой информации опять осталось без ответа. Точнее, ответом послужил отзыв лицензии на банковские операции у «Рустамбанка». На ликвидацию банка дали два месяца. Я тут же написал о нецелесообразности ликвидации банка и через нотариальную контору отказался от своих имущественных прав на банк в пользу ветеранов войны.

Наивно полагал, что отказавшись от всего имущества, смогу сохранить банк и его коллектив…

Так не хочется вспоминать кошмар тех дней. Спокойствие в семье нет. Через каждые два-три дня, члены семьи меняют места жительства. От властей можно было ожидать любых сюрпризов.

Однако, бросать все на произвол судьбы было нельзя. Банк брал кредиты у одних, отдавал их другим, вкладывал средства в долгосрочное капитальное строительство. Надо было возвращать деньги кредиторам. А это не, легко. Часть кредитных ресурсов мы отдавали на торговые сделки, их вернуть за два месяца возможно. Но как вернуть те кредиты, которые были вложены в создание новых производственных мощностей? Были кредиты, которые мы выдали сроком на год и даже два. Их как вернуть?

Я попытался продать долгосрочные кредиты другим банкам. Однако, никто не хотел со мной связываться. По городу ползли слухи о том, что Усманов попал в сильнейшую опалу. И якобы вскоре его ждут в местах не столь отдаленных.

Слухи сделали свое дело. Вокруг меня образовался вакуум. Да же те, кому я помогал безвозмездно, от чистого сердца, исчезли. Остался я со своим коллективом. Решили, во что бы, не стало, вернуть деньги кредиторам. Стали продавать все, что имело ценность. Даже украшения жены и приданое дочки не остались в стороне. Но и здесь нас ждали сюрпризы- платежи в наш адрес были остановлены. Их просто не принимали ни в одном банке. Чтобы прошел один платежный документ, ездили по всему Узбекистану, доказывали, что хоть нас и ликвидировали. Но платежи в наш адрес по действующему законодательству должны идти. Вдобавок ко всему налоговый комитет республики опечатал склады всех фирм, которые получали у банка кредиты. Товар есть, продать нельзя. Нет выручки и нет возможности вернуть долг банку.

Проверяли всех, кто имел счета в нашем банке. Проверяли их партнеров. Проверяющие открыто заявляли, что им нужно найти компромат на Усманова. Если дадут «материал» на Усманова, их оставят в покое. Кто откупился, кто использовал свои связи, а те, у кого не было ни того, ни другого, просто оставляли свои дела и уезжали от греха подальше.

В начале мая 1995 года более ста человек переехали из Узбекистана в Кыргызстан. В республике начался настоящий террор против тех, кто имел несчастье работать со мной. Я не мог уехать, выбивал из должников свои кровные деньги, не хотелось чтобы мои дети мучились из-за меня. Хотел чтобы их отец свои долги отдавал сам.

Выдержать весь этот кошмар было тяжело. Угнетала безысходность. Никто не хотел нас понять. Я написал о вымогательстве Т. Ахмедова председателю СНБ республики Алиеву Г.А.
Свое письмо отправил через Ханабадское отделение СНБ, чтобы узнало большее количество сотрудников СНБ. Сам уехал в Бишкек.

27 мая 1995 года прилетел в Джала-абад. Здесь мне сказали, что уже пять дней, как за моим
домом в Ханабаде ведется наблюдение. Ждут меня. Я решил поехать в Ханабад. Мне было интересно, в чем они могут меня обвинить, ведь я всю жизнь был самым законопослушным гражданином.

Нашу машину остановили при пересечении границы Узбекистана. Меня попросили проехать
с ними в Андижан к начальнику УВД. Повезли меня в Андижан. Проезжая мимо своего дома, увидел жену и детей. Они не заметили меня. Мысленно я с ними попрощался. Из Андижана прямиком повезли в Наманган, где ради меня задержали рейсовый самолет в Ташкент.
В самолете я перекинулся с одним из пассажиров несколькими фразами и попросил его
позвонить мне домой и сообщить близким о случившимся. Оставил свою визитку.

В аэропорту Ташкента меня ждал «воронок». Вместе со мной, в него затолкали и пассажира, которому я дал свою визитку.

Приехали в МВД. Оформили протокол задержания. Обвинили в сокрытии доходов и уклонении
от уплаты налогов. Я попробовал возразить. Сказал, что больше двух лет не являюсь
руководителем и не подписываю ни каких документов. Если какая либо фирма, учредителем которой я являюсь, не уплатила налоги, то в этом нет моей вины. Мои доводы не возымели действия. Протокол был составлен 27 мая 1995 года. Однако, меня заставили подписать его 28 числом.

Так я стал узником изолятора временного содержания МВД. Который, расположен в подвале министерства. Сюда попадали самые именитые преступники. Значит, я тоже уже не маленький человек в республике, усмехнулся я про себя.

Мои переживания в подвале- этот тема отдельного разговора…

31 мая 1995 года меня отпустили. Меня принял министр внутренних дел республики генерал Закиржон Алматов. Он хорошо относился ко мне и раньше. Первый раз он поддержал меня, когда у меня был большой конфликт с его заместителем, второй раз от отпустил моего сына из тюрьмы, которого упрятал туда его другой заместитель.

И в третий раз он меня тепло встретил. Сказал, что президент Каримов, услышав о моем аресте, возмутился и велел немедленно освободить.

Я выехал в Ханабад. Здесь мне предложили купить секретные документы МВД. Просмотрев их, я уплатил требуемую сумму – 10000 долларов.

Досье, которое Рустам Усманов купил за десять тысяч долларов будет опубликовано на сайте Элтуз через пару дней.

Читайте также
30 ноября 2016
Группа узбекских политэмигрантов создала 29 ноября на сайте Change.Org петицию с призывом к ряду стран Европы и США не ...
8 января 2016
Ислам Каримов оставался сторонников сохранения Советского Союза даже после августовского путча и принятия Декларации о независимости Узбекистана. 16 октября ...
3 июня 2019
Недавнее расследование деловых интересов мэра города Ташкент Джахонгира Артыходжаева проведенное «Инициативой по борьбе с коррупцией и правам человека» (CHRI) ...
25 августа 2016
Французский фотограф Анри Картье Брессон, которого называли “отцом” репортажной фотожурналистики был страстным любителем путешествий. Он родился 22 августа 1908 ...