Документ
30 апреля 2015

История Мусаева с его слов

В июне 1997 года распоряжением Кабинета Министров РУ я был назначен Военным представителем Вооруженных Сил РУ в группу по координации партнерства (Partnership Coordination Cell) НАТО. Работая в НАТО я способствовал значительному увеличению и расширению сотрудничества между Узбекистаном и НАТО. В частности, воинские подразделения Узбекистана приняли участие в учениях программы «Партнерство во имя мира» ( Partnership for Peace), предствавит ели Узбекистана прошли обуение в
различных учебних заведениях НАТО.Впервые в Узбекистане были организованы конференции, семинары и различные учебные курсы НАТО.

В 2001 году я вернулся в Узбекистан и продолжил работу в Министерстве обороны РУ. Я отвечал за воросы взаимодействия с воинским контингентом ВС США, базировавшимся на аэродроме «Ханабад» а также ВС ФРГ, базировавшихся на аэродроме «Термез». Я также отвечал за разработку и реализацию программ военного и военно-технического сотрудничества с зарубежными странами.

При моем активном участии Узбекистан присоединился к программе НАТО PARP (Planing and Review Process), в Ташкенте создан тренировочный центр ПВМ (PTP Training
Center), разработан и утвержден » Индивидуальный план действий партнерства» (Individual Partnership Action Plan), программа пятилетнего сотрудничества с ВС США. Коме того, подписаны планы котрактов и соглашения а военном сотрудничестве с другими зарубежными странами.

В 2003 г. в ходе визита в Узбекистан Генеральный секретарь НАТО Джорж Робертсон и его встречи с Министром иностранных дел Сафаевым и обороны Гулямовым он отметил мой вклад в развитие сотрудничество с НАТО (т.е. в ходе официальных переговоров делегации НАТО и Узбекистана в доме приемов МИД РУ, Генеральный Секретарь Дж.
Робертсон в заключении встречи отметил вклад подполковника Мусаева Э.А. в развитие двустороннего сотрудничества и просил Министра обороны К. Гуламова поощрить Мусаева Э.А.)

В 2004 г. будучи начальником управления международного военного сотрудничества я был уволен в запас по состоянию здоровья и устроился работать в Представительство ПРООН в РУ на должность менеджера программ ЕСI ПРООН «Содействие укреплению границ и предотвращения наркотиков в Центральной Азии» (БОМКА /КАДАП). Работая в качестве менеджера программ БОМКА /КАДАП я инициировал ряд проектов, в том числе по разминированию Госграницы РУ. Кроме того после Андижанских событий, я инициировал проект по
открытию новых пропускных пунктов на узбекско-киризской границы, направленный на развитие приграничной торговли. Указанные инициативы и мои рабочие поездки за преде
лы Ташкента были согласованы Председателем Службы национальной безопасности РУ.

После Андижайских событий резко возросла активность СНБ РУ. В частности, в конце лета 2005 года сотрудник СНБ, курировавший МОРУ позвонил мне и попросил о
встрече. При встрече он интересовался реакцией международного сообщества на события в Андижане, так как он знал, что несмотря на уход с Министерства обороны я продолжал
встречаться с военными атташе зарубежных стран. В конце беседы сотрудник СНБ предложил мне работать на их «организацию» и получил вежливый отказ. В последющем он предпринял еще две попытки «уговорить» меня на работать на «них», на что получил твердый отказ.

В ноябре 2005 г. я заметил, что за моими встречами с военными атташе ведется наблюдение.. Я тогда предположил, что наблюдение ведется за военными атташе.

31 января 2006 г. я приехал в аэропорт г. Ташкента в 16.50 ( т.е. за 70 минут до вылета самолета в Бишкек). Я летел в Бишкек для участия в региональном семинаре
программы БОМКА. По прибытию в аэропорт я увидел, что стойка регистрации уже закрыта.

Я подошел к стойке и через несколько минут подошла сотрудница эропорта и зарегистрировала мой билет. Буквально через 5 минут ( пять ) минут по громкоговорителю объявили :ъ Пассажир Мусаев просим пройти в зону та моженного контроля.ъ У стойки стояло два сотрудника таможни. Они быстро проверили мой багаж и документы. Затем подошел другой сотрудник таможни и сказал, что якоб ы специальная собака почувствовала запах наркотика в багаже, среди которого находился и мой чемодан.Он попросил меня пройти в багажное отделение. Я увидел двух сотрудни ков таможни и трех гражданских лиц, двое из которых были понятыми. Я указал на свой чем одан и открыл его. Таможенники начали осматривать содержимое чемодана. При этом он и даже не вытаскив! али вещи из полиэтиленового пакета, куда я сложил с вои вещи. Таможенник не найдя ничего подозрительного в моем чемодане, засунул свою руку в передний кармашек чемодана и вытащил оттуда дискету. Затем спросил что записано на дискете. Я ответил, что понятия не имею откуда появилась дискета.

Сотрудники таможни и я поднялись наверх д ля оформления документов.Там уже находилось два сотрудника в штатском, которые зате м отвезли меня в здание СНБ. В СНБ провели личный обыск предъявили мне санкцию на обыс к квартиры, которая была подписана следователем СНБ, а не прокурором. В сан кции было указано, что обыск производится на предмет наличия секретных документо в, наркотиков, оружия и религиозной литературы.

Меня поместили в одиночную камеру и на чался допрос. Я сказал, что буду разговаривать только после того как СНБ сообщит мои м родственникам о моем местонахождении и предоставят адвоката (кстати СНБ сообщили моим родственникам только на 20 день моего задержания). Так как они не выполняли мои требования я объявил голодовку. В конце концов СНБ предоставила мне ъсво егоъ адвоката, который даже не поздоровавшись со мной предложил мне написать чисто сердечное признание.Сотрудники СНБ начали мне угражать, что если я не дам согласия тогда они выгонят с работы всех моих родственников и арестуют моего брата. Следователь т акже мне сказал, что они (СНБ) могут легко подсунуть мне домой наркотики, оружие и религ иозную литературу и обвинить меня в терроризме. Далее он сказал:ъДаже США и ООН не буду т вмешиваться если мы тебя посадим за терроризм на 20 лет ъ.Тогда я понял поче му в санкции на обыск квартиры было написано ъна предмет наличия наркотиков, оружия и р елигиозной литературы! ъ.

Согласившись со следователем и адвокато м я начал писать чистосердечное признание на компьютере. При этом сотрудники ъподск азывалиъ мне как меня ъзавербовалаъ американская разведка и как она ъполучалаъ информац ию. Однако ночью сидя в камере я написал заявление на имя Генерального прокурора и П редседателя СНБ. Затем меня вызвал следователь и сказал:ъ Мы даем вам время до 18.00, чтобы вы согласились написать чистосердечное признание. Ваша жалоба у нас. Если д умаете, что кто-нибудь Вам поможет, вы ошибаетесь. Мы можем посадить адвоката. Даже без Вашего признания мы прикажем суду приговорить Вас к 20 годам лишения свободы и о тправим Вас в колонию в Жаслык к туберкулезникам. Через 2 года вы заболеете туберкул езом и станете не нужным даже для Ваших старых родителей. Мы можем просто Вас осудитд ь за наркотики. Этого достаточно. Потом не забывайте про Ваших родных.Мы проведем обы ск у родителей и братьев и обнаружим наркотики.ъ Я попросил время до завтрашне го дня ссылаясь ! на то, что я уже одну неделю ничего не ел ( после м оего ареста я объявил голодовку и ничего не кушал) . Ночью я опять написал заявление на имя председателя СНБ и утром передал охраннику. Я специально ъсогласилсяъ со следователе м и начал печатать признание на компьютере. Таким способом я узнал о намерениях СНБ . И когда я понял, что они хотят обвинить меня в том, что я способствовал США в орга низации Андижанских событий. Для этого США меня заранее завербовали. Поняв замыслы С НБ я начал писать заявления и отказываться от своих показаний. Так как показания были на компьютере и не были подписаны мною, у следователей были проблемы. Были заменены несколько следователей. Днем меня опять вызвал следователь и сказал, что он доложил руководству и получил согласие на полную мою ъразработкуъ . Вечером меня перекинули в камеру с рецедивистами. С этого дня началась моя полная ъразработкаъ, т.е. с утра до вечера проводил допрос следователь, а ночью рецедивисты избивали меня треб ую чтобы я! написал чистосердечное признание. При этом они пы тали меня. Когда я п опытался сопротивляться они меня избили и выбили че люсть.В камере имелся медицинский справочник, т.е. рецедивисты владели основами меди цины, и даже могли оказать первую медицинскую помощь.

Ко мне применялись следующие пытки ( на звания пыток использовались рецедивистами)

1) «Сломать фанеру» -меня били в грудь три ночи подряд. Через три дня я начал ощущать боль в области грудной клетки, при этом даж е легкое прикосновение вызывало боль во внутренних органах.

2) «Подковы».Мне завязали руки и уложили на койку и начали бить по пяткам. Через 5 (пять) минут каждый удар по пятке отдается в голове, так что кажется, что тебя бьют по голове. После этой пытки я не мог ходить 1-2 дня .

3) «Северное сияние». Самая страшная пытк а, которую я смог выдержать только 3 раза. От недосыпания у меня начала болеть голова. М не завязали руки и посадили на табурет. Затем начали слегка бить по моей голове. Первоначал ьно ты чувствуешь ужасную головную боль. Затем ты видишь все в красном цвете. Кажется, что кровь заливает твои глаза. Через некоторое время ( ты теряешь контроль над временем) начинаешь видеть черные и белые полосы. Кажется, что ты на секунду теряешь сознание . Через некоторое время ты перестаешь чувствовать тело ( а точнее тело тебя не слушает) . Кажется , что все твое тело находится в голове и она (голова) сильно болит. После того как они прекращают бить по голове, тебя оставляют на табуретке, так как если ты ляжешь на к ойку возможно кровоизлияние в мозг ( это из объяснений рецедивистов). При этом ты чувств уешь, что твоя душа хочет вырваться из тела, а ты хочешь помочь (разорвать тело) , однако ты не чувствуешь тело. Твои мозги работают, но тело не! слушается. Но самое страшное начинается на следую щий день, когда просыпаешься и чувствуешь тело, но не чувствуешь голову. Такое впе чатление, что твоей головы нет не плечах, а есть что то тяжелое на плечах. Ты чувству ешь сильную головную боль на плечах. Кроме физического «давления» на меня оказывалось пс ихологическое давление. Через некоторое время СНБ предоставило мне нового адвокат а (бывшего сотрудника СНБ), который также предложил мне «договориться» с СНБ. О н сказал, что если я возьму вину на себя, тогда он «договорится» чтобы меня не наказыва ли, т.е. не сажали в тюрьму). Он добавил, что иначе СНБ не оставит меня и моих близк их в покое.Я согласился с этим вариантом, так как у меня не было другого выхода и я не мог дольше терпеть. Я хотел только одного — скорейшего завершения всего этого и для ме ня смерть была счастьем. [Hide Quoted Text]

Тем не менее я отказался от причастност и к Андижанским событиям. Я думаю, что СНБ согласилось с этим потому, что у них не был о хотя бы маленькой улики, которую можно было бы представить как большое доказательств о. Хотя тем не менее в приговоре есть места свидетельствующие о якобы моей (и конечно США ) причастности к событиям в Андижане.

В течении следующих двух месяцев я вмес те со следователем составили показания как я передавал информацию США и ООН. В частности, я согласился, что передал следующую информацию:

  • направление воинского контингента Воору женных сил Узбекистана в Ирак ( данное решение Правительства Узбекистана было озвуч ено Президентом РУ на заседании Парламента РУ и транслировалось по телевидению);

-об условиях пребывания американского вои нского контингента на аэродроме «Ханабад» и Германского контингента на аэродроме «Т ермез».

  • Математическая модель модель вертолета МИ-8 и МИ-24 (я предложил включить этот пункт надеясь, что на суде выяснится.Именно на суде я задал вопрос командующему ВВС РУ, на что он ответил «Математической модели ве ртолета МИ-8 и МИ-24 в Узбекистане никогда не было и нет. Конечно напрашивается вопрос как я мог передать документы, которых в Узбекистане нет);
  • Информация по разминированию Госграниц РУ.( это информация была получена мной с разрешения председателя СНБ и ее передача бы ла согласована Правительством РУ. На суде на мой вопрос яляется л эта информация секретн ой, сотрудник пограничных войск сказал, что это не является секретом, так как насел ение с обеих сторон границ должно знать залинированные участки границы чтобы избежать инцин дентов.

-Перечень пунктов пропуска на узбекско-ки ргизской границе. (Данная информация была получена мной с разрешения Председателя СНБ.На суде сотрудник пограничных войск сказал, что данная информация не является секретной , так как неселение должно знать о месте перехода границы.)

-Количество личного состава и перечень во енного технического имущества, поставленногов рамках программы БОМКА в пограничный пост на узбекско-таджикской границы.Имущество передавалось в рамках проекта по разминированию. На суде заместитель комкндующего пограничными войсками сказ ал, что информация о количестве личного состава пограничного поста была передана Му саеву Э.А. , так как планировалось строительство казармы для поста, поэтому необходимо было знать на какое количество людей строить казарму. (в настоящее время казарма п остроена и передана в эксплуатацию узбекской стороне).

  • Состав подразделения сил специальных оп ераций Вооруженных сил РУ, принявшего участие в совместных учениях спецназа ВС США. В ходе суда командующий силами специальных операций ВС РУ сказал, что данна я информация была передана американской стороне по приказу и указанию бывшего Министра обороны РУ К.Гулямова.

-Перечень имущества, поставленного для Во оруженных сил Ру, в рамках программ военно-технической помощи США. ( Непонятно зачем мн е передавать информацию представителям спецслужб США о перечне имущества по ставленного США Узбекистану).

  • Индивидуальный план действий партнерств а между РУ и НАТО (Индивидуал Партнершип Ацтион План).Данный документ в соответс твии с указанием Президента РУ был официально передан НАТО. ( Непонятно почему докумен т считается секретным если он был передан другой стороне, непонятен также интерес спе цслужб США в этом документе).

В целом СНБ обвинило меня в том, что я работал на спецслужбы США и ООН ( непонятно какую спецслужбу ООН). В приговоре указыв ается, что полученная от меня информация была использована недружественными силам и для организации беспорядков в Андижане, т.е. я косвенно способствовал Андижанским событиям.

Было интересно когда следователь призыв ал меня к патриотизму и просил «взять» вину на себя и тем самым обвинить США и ООН в прича стности к событиям в Андижане. В материалах уголовного дела говорится что под «прикр ытием » программы БОМКА я собирал информацию о Ферганской долине и передал ее в Посол ьство США в Ташкенте и штаб- квартиру ООН.

Сотрудники СНБ предупредили меня, что с удебное разбирательство будет закрытым и никто мне не поможет. За день до суда ме ня вызвали в кабинет и сказали, что судебное заседание будет записываться на видеокассе ту и поэтому я не должен ничего отрицать. Они сказали, что если я это сделаю, то ес ть согласие руководства СНБ меня после суда отпустить. Судебное разбирательство прошло в з дании Военного суда РУ. На заседании были приглашены 26 свидетелей ( из них 4 понятых). Ни один свидетель не дал показания против меня. По моей просьбе на заседание был пригл ашен эксперт МО РУ, который подписал заключение о секретности документов, подши тых к делу в качестве вещественных доказательств. Я задал эксперту несколько вопросов, в частности:

  • как можно объяснить различное заключени е по одному и тому же документу- Докладная записка командующего пограничными войскам и СНБ РУ генерала Ибрагимова на имя председателя СНБ Иноятова, которая была подгото влена мною. Я помог составить этот документ. По заключению экспертов МО РУ данный доку мент признан секретным, а по заключению экспертов СНБ не секретным. Однако экспе рт МО РУ не смог объяснить данную ситуацию.
  • Я также спросил как может быть План кон тактов между МО Франции и МО Узбекистана, который подписан двумя сторонами, быть секретным (указанный документ опубликован на веб-сайте МО Франции). Он также не с мог дать пояснения по данному вопросу. Перед каждым ответом он смотрел в сторону присутствовавшего на заседании сотрудника СНБ. В материалах уголовного дела говор ится, что я передавал информацию военно- воздушному атташе Посольства США в Ташкент е мистеру Дж. Уиллати начиная с 2003 г., хотя фактически он прибыл в Узбекистан тол ько в феврале 2004. Также указано, что я поступил на работу на работу в ООН, чтобы продолжит ь свою » преступную деятельность». Одним словом меня признали шпионом США и ООН.

  • Меня обвинили в том , что я передавал ин формацию США и ООН. Я действительно передавал информацию США и ООН, но эт о было сделано с согласия и по указанию Руководства Узбекистана. Когда я работал в МО РУ ко мне поступали указания Президента РУ и резолюцией МО РУ, в которой указыв алось, что я должен довести ту или иную информацию до американской стороны. Я готовил дипломатическую ноту МО РУ и официально передавал ее в офис военного атташе Посо льства США в Ташкенте.Также информация полученная, когда я работал в ПРООН был а использована для реализации проектов БОМКА. Эта информация получалась только с разрешения соответствующих структур РУ. Тем самым, меня осудили за то, что я в ыполнял свои фунциональные обязанности и старался принести пользу для Узбекист ана.

    Одним словом суд, вынося свой приговор основывался только на моем чистосердечном признании, так как других доказатель ств моего «преступления» не было. После суда я дважды написал аппеляционную жалобу, о днако мне сказали следующее :» Если ты думаешь, что твои заявления выходят из здания СН Б, то ты ошибаешься, поэтому советуем тебе сидеть «тихо», иначе тебе же будет «х уже.» Одним словом я не получил ответа на свои заявления. После окончательного следствия м еня даже не ознакомили с обвинительным заключением, ссылаясь на то, что это секретно, а приговор мне дали только после того, как я начал его требовать и пригрозил г олодовкой. Я требовал только одного, сообщить мне за что меня осудили к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы.

    Следует заметить, что меня осудили по ста тье 157 » Измена Государству», ст. 162 «Разглашение государственных секретов», ст. 301 » П ревышение полномочий», ст. 302 «Халатное отношение к службе».При этом статья 157 п ротиворечит статье 162, т.е.осуждая человека по статье 157 нельзя также вменять ему вин у по статье 162 и наоборот.В частности, в Уголовном кодексе РУ говорится:

    Статься 162 » Разглашение государственн ых секретов»

    Разглашение или передача государствен ных секретов, то есть сведений, состовляющих государственную, военную или служебную тайну, лицом, которому эти сведения были доверены или стали известны по роду с лужебной деятельности, при отсутствии признаков измены государству ( т.е. в пр отивном случае должна применяться статья 157 » Измена государству») наказывается лише нием свободы….

    Также непонятно применение статей 301-3 02, так как за время службы я имею неоднократные поощрения.Тем самым осудив меня по эт им статьям уже был нарушен закон. Не надо быть юристом чтобы это понять.

    Сейчас находясь в колонии я понимаю, чт о стал жертвой политических игр. Но не только я стал жертвой , всех моих братьев уволили с работы, продолжается гонение за моими родственниками. Я понимаю, что если моя жена приеде т в Узбекистан, то ее арестуют. Я понимаю, что любое мое действие против СНБ приведет к тому, что ужесточат условия моего заключения. вплоть до моей ликвидации. Это та кже может отразиться на моих родственниках. Однако я не хочу и не могу терпеть т у несправедливость и беззаконие которое творится в Узбекистане. Почему за ошибки Руководства должны отв ечать другие.После Андижанских событий последовал ряд арестов сотрудников силовых структур. Однако до сих пор ни один сотрудник СНБ не был осужден хотя бы за халатность. Получается что единственная структура, которая должна была отвечать за «промах» в Андижане, оказывается не виновата. Иначе как об»яснить то, что многие сотрудники МВД, МО, Таможни и пограничники осуждены по различным статьям, а сотрудники СНБ «вы ходят» чистыми из воды и на них даже не возбуждается уголовное дело. Т. е. самая гл авная структура по обеспечению безопасности государства не несет никакой ответстве нности за Андижанские события.

    Я намерен бороться до конца, даже если это будет мне стоить жизни.

    Читайте также
    11 июля 2016
    Перед нами фотография, которую можно назвать одним из самых удачных фотодокументов, сделанных в Советской Центральной Азии, в период борьбы ...
    30 ноября 2015
    Умида Ниязова, Берлин Eltuz.com На ней представлены работы 74 художников из 14 стран бывшего СССР. Инсталляция узбекского художника Вечеслав ...
    1 мая 2015
    «Что если наши действия обернутся ещё большим злом, приведут к худшему результату?». Примерно так они рассуждают в попытке оправдать ...
    25 декабря 2018
    Онлайн-издание «Open Democracy» опубликовало информацию об инвестиционных схемах, используемых при строительстве нового делового центра в столице Узбекистана. Далее представлен ...